Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:21 

перевод с иллюстрацией, кроссовер с ГП

squirrel-alx
я собираюсь жить вечно. пока все идет хорошо.
есть кто живой? :dozor:

Название: Благородный и очень древний
Переводчик: squirrel-alx
Бета: крушение поезда
Оригинал: Noble and Most Ancient by Nomad (nomadicwriter) (разрешение на перевод получено)
Размер: миди, 7996 слов в оригинале
Пейринг/Персонажи: Бернард Блэк, Фрэн Катценджаммер, Мэнни Бьянко
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: Прошлое Бернарда настигает его - с помощью совиной почты.
Примечание: кроссовер с ГП; переведено для команды RarePairings на WTF 2015
Размещение: с разрешения переводчика

~***~

Мэнни привык, что различные виды диких животных пытаются устроить дом в книжном магазине, очевидно, принимая его сырую, тёмную атмосферу с лёгким запахом гниения за уютную глубину леса.
Хотя сова — это было немного слишком, даже по стандартам Бернарда.

Мэнни возвращался с заслуженного обеденного перерыва, когда вошел и обнаружил птицу, нетерпеливо поклёвывающую волосы Бернарда. Бернард оставался лежать лицом на своем столе, бессвязно бормоча и слабо беспорядочно взмахивая рукой, как собака, отвлекшаяся посреди попытки почесаться. Его другая рука мёртвой хваткой держала пустой винный бокал.
— Ааа! — сказал Мэнни, не сразу распознав природу ситуации. — Стервятник! — он схватил щётку и попытался отогнать птицу от Бернарда. — Отстань от него! Он не мёртвый, он просто так пахнет!
Птица вспорхнула со стола и уселась на верхние книжные полки, неодобрительно ухая. Это озадачило его.
— Стервятники ухают? — задумался Мэнни. Он поднял палец, как если бы тот мог быть источником озарения: — Орнитология! — и поспешил к книгам о птицах, которые в данный момент располагались под литерой "Б" — "бессмысленное барахло".

Несколько минут и неприятных порезов бумагой спустя Мэнни определил, что их посетителем была, на самом деле, неясыть серая, распространённая на Британских Островах птица, не известная склонностью к поеданию мёртвых или почти мёртвых владельцев книжных магазинов и даже клеванию их.

А ещё к ее ноге был привязан кусочек бумаги. Мэнни надеялся, что это не очередная кампания Бернарда по избавлению магазина от книг любым другим способом, кроме продажи. Неделя, когда он пытался затопить шестнадцать копий "Темпокалипсис II: На этот раз это личное" в туалете, не была весёлой ни для кого.

— Бернард! — Мэнни попытался растолкать его, — Бернард, там сова.
Бернард качнулся в вертикальное сидячее положение, сам очень напоминающий сову. Он повернул, как на шарнирах, голову к Мэнни и моргнул несколько раз широко раскрытыми глазами. Потом он ссутулился, вернул свой обычный раздражённый взгляд искоса и наполнил снова бокал вином, не глядя находя бутылку.
— Сколько, ты сказал, времени? — пролаял он. — Вот как ты отплатил мне? Я взял тебя в свой дом, обставил тебя обстановкой, а ты сбежал самовольно, и саботировал все эти часы...
— Сейчас только час ноль три, — указал Мэнни.
— Ноль три? Ноль три? — обвиняюще воздел палец Бернард . — Ты украл эти минуты! Украл их со счета компании! Мне стоило бы перевернуть тебя вверх ногами и трясти до тех пор, пока это время не выпадет из твоих карманов. Липкие маленькие секунды, покрытые шерстинками с брюк, по всему полу.
Он взмахнул драматически руками, стукнув кипу книг на краю стола и взглянув на них со спокойным равнодушием.
— Я ушел на обед только в четверть первого, — сказал Мэнни, складывая руки и поднимая взгляд к потолку. Что напомнило ему: — Бернард, почему в магазине сова?
Бернард озадаченно огляделся, а потом закричал и подпрыгнул, обнаружив птицу.
— Это они! Они нашли меня! — он схватил ближайшую книгу и кинул её в сову, к счастью, под действием гравитации книга упала, пролетев совсем немного. Это не помешало Бернарду бросить другую. — Нет! Я не вернусь, нет! Вы не сможете заставить меня, мне плевать, что сказала Шляпа! Заберите ваши мётлы, и зелья, и вашу трансбологию против тёмных существ. Я не вернусь!

Это было впечатляюще бессвязно, даже для Бернарда. Однако Мэнни не выпало шанса что-либо спросить, так как в этот момент вошла Френ, на секунду замерев в изящной позе, чтобы продемонстрировать что-то из своего наряда, и надувшись, когда ни один из них не отреагировал.
— Что происходит? — спросила она.
Мэнни качнул головой в сторону их пернатого визитера:
— Бернард ругается с совой.
У Френ зажглись глаза при виде птицы.
— О, он прекрасен, не правда ли! — сказала она, делая шаг в их сторону.
Бернард раздулся от гордости. Френ потянулась погладить птичье крыло.
— Такой прелестный наряд.
— Ну, мне говорили, — сказал Бернард, стряхивая воображаемую пыль с пиджака. Настоящая грязь въелась слишком глубоко, чтобы её можно было отчистить рукой или даже огнемётом. Он бросил это занятие, когда Френ потянулась к свернутой бумажке, привязанной к ноге птицы.
— Нет, не трогай! — он дико замахал руками. — Они узнают, что я здесь!
Он нырнул за свой стол, немедленно нивелируя его сомнительную ценность, как места укрытия, когда высунулся, чтобы оглядеться по сторонам. Он и сова уставились друг на друга с одинаковым насмешливым видом.
Френ, умудрённая опытом общения с Бернардом Блэком, благоразумно проигнорировала это и продолжила разворачивать бумагу.
— О, смотрите, — сказала она всё ещё сладким "о, это так мило" голосом, который у неё появлялся рядом с детьми, когда она была слишком пьяна, чтобы вспомнить, что ненавидит их. — Это маленькое письмо!
Она подняла его, чтобы показать им, как будто сова могла написать записку сама.
Бернард прыгнул через всю комнату со скоростью, которая могла бы изумить любого, кто не видел, как он стремится за последней бутылкой вина.
— Шпионаж! — крикнул он, вырывая письмо из рук Френ. — Информация, затрагивающая национальную безопасность! Нельзя допустить попадания в не те руки!
Он засунул бумагу в рот и попытался съесть её.
Френ с легкостью схватила его за руку и выкрутила её ему за спину.
— Выплюнь, — скомандовала она.
Бернард немедленно выплюнул бумагу на пол и опустился рядом, хныча. Френ подняла и расправила письмо парой щипчиков для бровей из своей сумочки.
— Уважаемый мистер Блэк, — громко прочитала она, — как вы, вероятно, знаете, вследствие недавнего обращения в суд мистера Гарри Поттера от имени Т. Р. Люпина, была признана незаконной дискриминация Домом Блэков наследников по линии крови. Вследствие этого вы приглашаетесь встретиться с нами и мистером Поттером в час пополудни завтра для обсуждения вашей доли... — она подняла взгляд с сияющей улыбкой. — Ооо, Бернард, похоже, ты богат!
— Конечно, ведь совы особенно известны своей финансовой проницательностью, — сказал он кисло, разминая плечо, явно убеждённый, что был тяжело ранен.
— Нет же, давай, посмотри, это из настоящей адвокатской конторы, — сказала Френ. Она, прищурившись, всмотрелась в размазанные чернила внизу страницы. — Катберт, Маугрим, Сквибл и... Блох?
— Ну, это определённо звучит достоверно, — согласился Мэнни, кивая. Он покрутил головой в восхищении. — Вау. Они должно быть действительно шикарны, если отправляют все свои письма с помощью сов.
Сова ухнула как будто демонстративно, напомнив о своём присутствии. Бернард кинул в неё ещё одну книгу.
— Прочь, поганка! — проревел он, и возмущённая птица выпорхнула из магазина.
Мэнни улыбнулся.
— Ха, это довольно смешно на самом деле, — сказал он. — Поганка? — он поднял руки, как бы обрамляя слово кавычками. — Смотри, потому что поганка
это...
— Бернард посмотрел на него убийственным взглядом снова. — Неважно, — сказал Мэнни, опуская руки.
И ещё раз тихо хихикнул про себя, потому что это было действительно смешно. Френ толкнула локтем Бернарда в бок.
— Ну? — сказала она, прикуривая сигарету. — Ты не хочешь узнать, что это за наследство?
— Нет, — сказал Бернард сварливо, выхватывая сигареты из её пальцев и засовывая одну себе в рот. Он нетерпеливо шевелил пальцами в ожидании зажигалки. — Наследство — это барахло, которое хозяева не смогли сбагрить при жизни, потому что не нашли идиотов, которые бы его купили. Это уловка, чтобы заставить тебя увезти хлам, на который даже грузчики при переезде не позарились.
— О, перестань, Бернард, — сказала Френ, опускаясь на колени и поднимая руки в просительном жесте. — Это могут быть деньги! Ты знаешь, что тебе надо бороться за то, чтобы оставаться на плаву, пока "Goliath Books" тут у тебя по соседству?
— Я совершенно "на плаву", — сказал он, с чопорностью оскорбленного достоинства. — Если бы я был ещё более "на плаву", я бы летал! Свободный как шарик с гелием, уплывающий в небо, пока маленькие дети беспомощно плачут внизу, — он самодовольно пыхнул сигаретой.
— Вчера ты пытался выплатить мне зарплату сыром, — напомнил Мэнни.
Бернард насмешливо поднял брови над облаком дыма.
— Это был прекрасный сыр, — сказал он. — А ты вдруг стал слишком хорош для сырного курса обмена? Я знаю людей, которые отдали бы свою правую руку за такой хороший Стилтон. Я знаю людей, которые отдали бы твою правую руку за это.
Мэнни поднял руки.
— О, нет, это был хороший сыр, — сказал он поспешно. — У него была собственная милая шубка. Хотя, ты знаешь, было бы лучше, если бы кто-то не оставлял бритвенные лезвия в банке с маринованным луком.
— Их нужно держать стерильными! — рявкнул Бернард.
— Бернард, — вмешалась Френ решительно. — Ты собираешься пойти на встречу с этими адвокатами и узнать про свое наследство?
— Нет! — отрезал тот.
Она раздражённо выдохнула.
— Прекрасно. Пойдём, Мэнни, — она потянула того за собой из магазина. — Мы идём на ланч.
Мэнни собирался указать, что он только что вернулся с ланча, но решил не беспокоиться.
— Все эти ланчи будут вычтены из твоего сырного бюджета — крикнул Бернард ему вслед.

~*~

"Ланч" оказался эвфемизмом Френ для заговора за кофе с шоколадным пирожным.
— Мы должны заставить Бернарда пойти на эту встречу и выяснить всё про его наследство, — сказала она, указующе поднимая покрытую крошками вилку. — Кто знает, чего оно может стоить? Это может быть всё, что угодно.
Мэнни должен был признать, что действительно может.
— Бернард когда-нибудь говорил что-нибудь о своей семье? — спросил он.
Было немного тревожно размышлять о том, что за семья могла произвести на свет Бернарда Блэка.
— Не много, — нахмурилась Френ над своей сигаретой. — Он бормотал что-то однажды о "слишком много латыни", и что его заставляли носить платье, я предположила, что они были католиками. Хотя не знаю, что это за ерунда про дискриминацию наследников. Может быть, он отрёкся по каким-то причинам.
Можно было придумать сколько угодно причин, почему Бернард мог отречься, но тем не менее Мэнни не смог удержать свой мозг от представления грустного жалкого маленького сиротки Бернарда, всего в лохмотьях, с грязным лицом и нечёсаными волосами. На самом деле он выглядел почти как нынешний Бернард, только меньше.
— У него могло быть Трагическое Прошлое! — сказал Мэнни с сочувственным вздохом. О да, это многое объясняло. Бедный маленький невинный Бернард, отверженный теми, кто должен был любить его, слишком травмированный, чтобы доверять снова, уединившийся для безопасности в своей удобной книжной пещере...
Френ издала грубый фыркающий звук.
— У него трагическое настоящее, — сказала она, наклоняясь через стол. — И оно становится всё более трагичным! Где я буду зависать целый день, если Бернард потеряет магазин?
— Куда пойдёт Бернард, если потеряет свой магазин? — это было невозможно представить. Бернард был как одно из тех редких аквариумных существ, которые не могут жить вне специализированной среды.
— В трущобы, — авторитетно сказала Френ. Она вздрогнула под взглядом Мэнни. — Поверь мне. Я знала его, когда была в университете.
— Бернард учился в университете? — Мэнни полагал, что Бернард был интеллектуалом или по крайней мере обладал достаточно большим самомнением и достаточным количеством книг, чтобы сойти за такового, но было трудно представить его действительно изучающим что-то.
— Мы все думали, что да, — объяснила Френ. — Оказалось, что он просто прибивался ко всем вечеринкам и убеждал пьяных людей, что они обещали ему, что он может поспать у них на диване. А когда они начинали что-то подозревать, он начинал кричать, что они ужасно неблагодарны после всего, что он для них сделал, — она покачала головой с ностальгией. — Хорошие были времена.
— Откуда он взял деньги на книжный магазин? — поинтересовался Мэнни.
— Ты не покупаешь такой магазин, Мэнни. Новый хозяин заползает в него, когда умирает старый. Как раки-отшельники.
Мэнни задохнулся и сжал руки на груди.
— Мы не можем позволить Бернарду быть изгнанным в дикую природу, как голый рак-отшельник!
— Именно! — сказала Френ, хлопая его по плечу. — А теперь пойдём. Мы должны убедить Бернарда выйти из магазина, прежде чем он закончит, как рак.

~*~

Они вернулись в магазин и обнаружили подозрительную тишину.
— Бернард? — крикнул Мэнни.
Ответа не было, и он попытался не представлять, как найдет Бернарда свалившимся где-то кучей, хотя вообще-то это был бы необычный день, если бы такого не случилось. Он отодвинул занавеску, чтобы заглянуть на кухню. Маленькое зеленокожее существо с ушами летучей мыши и огромными глазами, одетое в мешок из-под картошки, уставилось на него в ответ. Мэнни взвизгнул. Существо тоже.
— Что, Мэнни? — раздражённо спросила Френ, присоединяясь к нему в дверном проёме.
Он перевёл взгляд обратно, но существо исчезло. Он смог только указать на место, где оно было.
— Э бу... э му...
— О, ну что? — Френ закатила глаза. — Опять осы? Они не ужалят тебя, Мэнни. Ты знаешь, что ароматы носков Бернарда оглушают их до потери воли.
— Нет, это было... оно! Зелёное! — он растянул свои волосы в грубой имитации ушей.
— О, это было то подозрительно активное растение, живущее под плитой? — она нагнулась и заглянула вниз. — У неё всё ещё мои серёжки... Я их любила.

Бернард появился у подножия лестницы, неся с собой атмосферу мрачности.
— Что за шум? — потребовал он.
Мэнни опять указал на пустое пространство:
— Бернард! Бернард! Отвратительно уродливое ужасное создание в твоей кухне!
— Правда? — сказал Бернард с подозрительной учтивостью. — Я позабочусь об этом.
Он исчез между книжными полками и вернулся секунду спустя с тяжёлым томом, озаглавленным "Энциклопедия магических существ". Потом он начал бить Мэнни им по голове:
— Вон из кухни! Вон! Вон, вон!
Мэнни поспешно сбежал в поисках укрытия, защищая голову.
— Ай! Бернард!
— Вот, — сказал Бернард, бросая книгу на шаткую гору покрытых объедками тарелок на сушилке для посуды. — Проблема решена.
Он отряхнул руки и вышел широкими шагами, игнорируя грохочущий поток падающих на пол тарелок за спиной. Френ последовала за ним, схватив по дороге бутылку вина.

— Бернард, ты должен узнать про это наследство, — сказала она. — Что, если это что-то важное? Это может быть ценная часть твоего семейного наследия.
— О, да? — он послал ей понимающий взгляд через стол. — И я полагаю, твоя неожиданная озабоченность моим наследством никак не мотивирована мыслями о собственной выгоде.
— Конечно, — сказала она оскорблённым тоном, откупоривая вино. — Ты знаешь, я всегда ставлю чувства моих друзей выше собственных нужд, — она повелительно щёлкнула пальцами: — Мэнни, бокалы для вина, быстро!
— О! Точно, — Мэнни подпрыгнул и огляделся. Найти бокалы, разбросанные по всему магазину, никогда не было проблемой; найти три достаточно чистых менее чем за час — вот это было настоящим вызовом.
Потом он обернулся обратно к столу и увидел три чистых бокала, появившихся там. Сверкающие, вымытые и чистые такой чистотой, что должны были бы издавать звук "тинк!", когда на них падал свет. Он удивился, что Бернард не отшатнулся от них, как вампир от солнца.
Он сам отшатнулся.
— Ааа! — закричал он, указывая на них пальцем.
— А вот это уже странно, — сказала Френ, поднимая голову, впрочем, это не помешало ей налить вино.
Бернард махнул пренебрежительно рукой:
— О, это просто Пиббли. Орешки, Пиббли! — пролаял он в пустой воздух.
Маленькая изящная пирамида арахиса появилась на столе в одном из соусников (которые Бернард обычно использовал как пепельницы и иногда как плевательницы), теперь также отполированном до прекрасного сияния. Мэнни ткнул в него пальцем и подпрыгнул опять:
— Ааа!
Френ прищурилась.
— Бернард, — сказала она серьёзно, — что происходит?
Бернард немедленно уронил подбородок на грудь, чтобы избежать зрительного контакта, и уставился на пуговицы своей рубашки, как непослушный пятилетка.
— Бернард... — повторила она.
— Мг'я, — буркнул он, неожиданно увлечённым игрой с собственными пальцами.
— Громче? — сказала она с поощряющей улыбкой учительницы младших классов.
— Я сказал, это магия, — повторил он, быстро взглядывая вверх на них двоих, и так же быстро отворачиваясь, чтобы уставиться в пол.
Френ опустила голову в попытке встретиться с ним глазами.
— Но это не может быть магия, правда, Бернард? — сказала она всё тем же тоном.
— Может! — резко возразил тот, задохнулся, осознав, что посмотрел вверх, и поспешно закрыл отвернутое лицо рукой. Он искоса подглядывал за ними между пальцев.
Френ откинулась на стуле и прикурила сигарету, исчерпав терпение.
— Поговори ты с ним, Мэнни, — сказала она, махнув рукой.

Мэнни пришел к собственным выводам:
— Это домашние феи! — сказал он с придыханием. — Му-Ма и Му-Па всегда говорили мне, что если я буду хорошим мальчиком, они придут и уберут дом, пока меня нет, а я смогу заплатить им блюдцем молока и желудями, чтобы они вырезали их них свои крошечные башмачки!
Он и Френ посмотрели на Бернарда. Было довольно трудно вообразить определение, согласно которому Бернарда можно было классифицировать как хорошего мальчика.
Забыв про свою робость, Бернард посмотрел на них обоих презрительно.
— Что за нелепость, Мэнни, конечно, это не феи, — сказал он сочащимся отвращением голосом. — Это домашний эльф. Он пришёл с наследством. Пиббли! — крикнул он.
Существо с ушами летучей мыши появилось рядом с ним со звуком, похожим на щелчок кнута.
— Ааа! — Мэнни ткнул пальцем и подпрыгнул в третий раз.
Френ бросила на него уничижающий взгляд.
— Серьёзно, Мэнни, это начинает раздражать, — сказала она.
Уши существа нервно покачивались, и оно заломило руки, когда заговорило пронзительным голосом:
— Мастер Бернард хочет, чтобы Пиббли почистил кухню ещё? — сказало оно, почти умоляюще. — Или ванную? Пиббли мог бы почистить ванную...
— Нет! — прорычал Бернард, ударяя по столу. — Это моя грязь! Не трогай её! Я её культивирую! А теперь принеси мне целого жареного кабана, — сказал он, щёлкая пальцами. — И икры. И бутылку шампанского. И потом погладь себя утюгом.
Домашний эльф исчез с еще одним хлопком. Мэнни уставился на Бернарда, широко раскрыв глаза. Бернард спокойно подцепил орешек и закинул его в открытый рот. Промахнулся, и тот укатился и исчез под книжной полкой.
— Бернард, — Френ скрестила руки. — Я думаю самое время рассказать нам об этом наследстве.

~*~

История, которую Бернард в конечном счете рассказал, была бессвязна, сдобрена бессмысленными словами и совершенно невероятна, даже сопровождаемая большими дозами алкоголя.
Так что отличалась от обычных историй Бернарда главным образом фактами, которые действительно могли быть правдой.

— Ты действительно ходил в школу волшебства? — сказал Мэнни поражённо.
— Год, — ответил Бернард. Он изучил свою зажжённую сигарету. — Правда заключается в том, что волшебный мир не был готов к моему гению.
— Тебя вышибли, — перевела Френ.
— "Вышибли" такое неприятное слово, — сказал он, презрительно усмехаясь и встряхивая головой.
— Ха, вышибли, — сказал Мэнни. — Вы-шибли. Из школы вол-шебства.
Френ и Бернард посмотрели на него.
— Извините, продолжайте, — сказал он, возвращая своему лицу прилежное выражение. — За что тебя выгнали?
— Распивание, — сказал Бернард с кротким безразличием.
Мэнни нахмурился.
— Тебя исключили за употребление алкоголя в несовершеннолетнем возрасте? Кажется, это немного слишком сурово.
— В поезде. Всю дорогу. Когда мне было двенадцать. Потом, я помню, мне было очень нужно в туалет и... что-то связанное со шляпой, — он пренебрежительно махнул рукой. — После этого — ничего, кроме криков.
Френ откинулась назад, скрещивая руки на груди.
— Если ты ходил в волшебную школу, то где все твои волшебные школьные друзья? — потребовала она.
— Я был там всего год, — сказал Бернард, легкомысленно пожимая плечами. — Сомневаюсь, что кто-нибудь из них помнит меня, — он мотнул головой. — Ну, во всяком случае, не после того, как пришёл Министр Магии и подправил их воспоминания.
— Я тебе не верю, — сказала Френ, сморщивая лицо в пьяном прищуре. Она поводила перед собой пальцем, не в силах попасть в цель. — Если ты волшебник, — она прервалась, чтобы рыгнуть, — покажи нам свою волшебную палочку, — она хихикнула и пихнула Мэнни локтем, немного слишком сильно. — Ха! Это звучит грязно. Покажи нам свою волшебную палочку! — выкрикнула она.
Бернард оттолкнул свой стул назад, чтобы встать, но жест немного испортил тот факт, что ему пришлось схватиться за край стола для равновесия.
— У меня есть палочка, — сказал он чопорно. — У меня есть мантия. У меня есть весь этот волшебный хлам.
Мэнни нахмурился.
— Где? — он должен был спросить. — Я никогда не видел его, а я делаю всё по дому.
— Оно, — сказал Бернард драматично, — под моей кроватью.
Они обдумывали это с минуту.
— Ну ладно, — сказала Френ, — тогда неважно, — и долила с бульканьем свой бокал.

~*~

Ещё две бутылки вина спустя они всё-таки поднялись в комнату Бернарда. Мэнни был вооружён связкой бананов на палке для отвлечения Вещи, а Бернард надел кухонные рукавицы для защиты. Френ с сомнением вызвалась быть группой поддержки.

— А теперь помни, — сказал Бернард, поднимая свои превращенные в раздутые лапы руки, — оно боится нас больше, чем мы его.
— Правда? — удивленно спросил Мэнни.
Бернард потряс головой, его космы разлетелись, как у мокрой собаки.
— Нет, — он вдруг поднял руку: — Быстро, Мэнни! Я слышу рычание!
Мэнни побежал к торцу кровати и сунул связку бананов под неё, отклоняясь назад из осторожности и от запаха одеял Бернарда. Снизу раздался низкое дикое "ррр", и он взвизгнул, когда что-то дёрнуло за конец палки, и его потащило вперёд и ударило об изножье.
— Оно схватило приманку! — крикнул он.
Бернард ринулся под кровать с другого конца. Раздалось несколько глухих ударов, скрежетов, совершенно загадочных скрипов... Ноги Бернарда начали исчезать под кроватью.
— Френ, Френ, оно схватило его! — закричал Мэнни. Он вытащил палку и увидел, что её конец перегрызен. Вместе они с Френ схватили ноги Бернарда и вырвали его из-под кровати. Тот появился с застывшим лицом, сжимая в руках маленький деревянный сундук.

Они перевернули Бернарда на спину и оживили вливанием алкоголя. Проглотив добрую половину бутылки, он сел, отфыркиваясь, всё ещё сжимая сундук.
— Я надеюсь, что бы это ни было, оно стоило того, — сказала Френ.

Все вместе они спустились с коробкой вниз, никому из них не было уютно оставаться поблизости с Вещью, которая издавала удовлетворённые тихие сопение и ворчание. Бернард щелчком открыл сундук и осторожно вытащил его содержимое.
Оно включало в себя мятую чёрную мантию, которая очевидно была засунута внутрь нестираной и смятой в комок; пустую, к сожалению, хотя всё ещё липкую бутылку чего-то под названием Старый Огденский Огневиски; также пустой, также липкий сладкий пакет, обозначенный "Желейные Слизняки"; некую тошнотворно грязную вещь, которая, возможно, была Желейным Слизняком; несколько испачканных чернилами перьев; и на самом дне — сломанный длинный кусочек дерева, неумело смотанный липкой лентой.
— Моя палочка, — сказал Бернард, его голос немного дрогнул.
Мэнни приготовился похлопать его по плечу в знак признания эмоциональности момента, но тут Бернард закашлялся и продолжал кашлять в течение двух минут, как будто пытался выкашлять свои лёгкие.
— Моя палочка, — повторил он более нормально. Сделал пробный взмах, и примотанный конец палочки опасно закачался.
— Ну, давай тогда, — сказала Френ, откидываясь на стуле со скептической улыбкой. — Сделай что-нибудь волшебное.
— Конечно, — сказал Бернард, встряхивая головой. Он подобрал чернильное перо и изучал его внимательно несколько мгновений, прежде чем положить и направить на него палочку. — Вингардиум Леви... вусит.
И сделал впечатляющий взмах палочкой. Она ударилась о край стола, и её кончик отлетел и упал в стакан с вином.
— Это и должно было случиться? — спросил Мэнни.
— Очевидно, — сказал Бернард, поднимая подбородок.
— Ты не умеешь колдовать, — сказала Френ, мотая головой и хихикая.
Бернард, надувшись, пожал плечами.
— Это школьные знания, — сказал он оборонительно. — Кто помнит школьные знания после школы? — он щелкнул пальцами и указал на Френ: — Давай посмотрим, как ты делишь столбиком! Давай, на доске! Двенадцать на пятьсот и сорок восемь! И не забудь сделать это... — он неопределённо потыкал в воздух как будто рисовал вертикальную пунктирную линию, — десять... десять... сноски. Давай! Дели!
Френ только рассмеялась и встала, подобрав свою сумочку и последнюю бутылку вина.
— Я иду домой, — сказала она. — Бернард не умеет колдова-а-а-ть, — пропела она в стиле детской дразнилки и сделала несколько танцевальных шагов по пути наружу.
Бернард подбежал к двери и крикнул ей вслед:
— Ну ладно, ты увидишь, когда я завтра получу моё наследство! — он вернулся, качая головой. — Пф. Сумасшедшая женщина. Пытается удержать меня от получения наследства. Она просто пытается остановить меня, потому что я выдающийся, ты знаешь
— Ммм, — мудро сказал Мэнни и опрокинул в себя остатки вина из стакана.

~*~

— Так какая она, твоя семья, Бернард? — спросил Мэнни за завтраком. — Они все волшебники?
— Они все ублюдки, — кисло сказал Бернард, склоняясь над своим беконом. Экстра копчёным, после того как он только что погасил в нём свою сигарету. — Со своим тыквенным соком, и своими правилами этикета чистокровных, и своей невменяемой жаждой убийств.
Мэнии моргнул.
— Ну, это звучит немного настораживающе, — сказал он.
— Да! — Бернард вскинул руки. — Тыквенный сок! Какой сумасшедший делает сок из тыквы? Это овощ!
— Вообще-то, я думаю, это фрукт, — любезно поправил Мэнни.
— Правда? — Бернард неодобрительно прищурился. — Ну, кто пьет фруктовый сок прежде, чем он превратится в вино? Это негигиенично! — он прикончил свой покрытый пеплом бекон и кинул вилку через плечо; она застряла зубцами в стене. — Не трогай, Пиббли, — припечатал он предостерегающе. Из кухни донеслось несчастное хныканье.
Мэнни сложил руки.
— Знаешь, если уж у тебя есть домашний эльф, ты мог бы позволить ему прибираться, — сказал он.
Бернард нахмурился:
— Но что тогда будешь делать ты? — спросил он в очевидно искреннем замешательстве.
— Мою работу!
Бернард громко откашлялся.
— Когда я захочу, чтобы ты делал свою работу, я заплачу тебе!
Мэнни был не настолько глуп, чтобы начинать эту дискуссию. Он потряс головой, чтобы очистить её.
— Мы говорили о твоей семье, — напомнил он Бернарду и себе.
— Ты говорил о моей семье, — сказал Бернард. — Я не хочу говорить о моей семье. Если ты хочешь узнать о моей семье, можешь посмотреть. Всё здесь, — он схватил книгу с полки и бросил на пол.
Мэнни поднял её и посмотрел на обложку.
— Это звёздный атлас, Бернард, — сказал он терпеливо.
— Да! Это они! — сказал он. — Орион и... и Кассиопея, и Лебедь, и... Красный Карлик.
Мэнни нахмурился.
— У тебя есть родственник по имени Красный Карлик?
— Да. Полный ублюдок. Всегда тянул мои игрушки и воровал волосы.
Они уставились друг на друга пустыми глазами, зайдя в разговоре в тупик, когда дверь магазина открылась, и вошла деловая Френ.
— Так! Готов идти на встречу, Бернард? — спросила она.
— Конечно, нет, — сказал категорически Бернард. — Ещё безбожная рань.
— Одинадцать пятьдесят девять, Бернард.
— Именно! Утро!

В конце концов Бернарда уговорили подняться наверх и переодеться в старую мантию из сундука.
К большому удивлению Мэнни, не считая того, что рукава были на несколько дюймов короче нужного, этот наряд вообще-то даже шёл ему. Бернард мог довольно быстро превратить любую свою одежду в мусорный мешок, эта просто пропустила несколько промежуточных стадий.
Потом он настоял, чтобы они двое тоже были в мантиях, если хотят пойти с ним. После некоторого неспровоцированного таскания за волосы, Френ заставила его признать, что длинное пальто, в котором она была, "на самом деле очень похоже на мантию", но каким-то образом Мэнни оказался в своём пушистом белом халате.
— Это действительно делает меня похожим на волшебника? — с сомнением спросил он, завязывая пояс.
— Как Гендальф после ванной, — сказал Бернард. — Давай, топ-топ!
Он вывел их к подъехавшему такси, как будто это они заставили его ждать.

Таксист поприветствовал их довольно уверенным "Здравствуйте, леди", когда они сели. Френ и Бернард повеселились над путаными попытками краснеющего Мэнни развеять непонимание, особенно после того, как выяснилось, что таксист был подписчиком "Big and Beardy International".

— Очевидно, это случай абсолютно ошибочной идентификации, — сказал Мэнни после того, как они вылезли из такси, и беззаботно рассмеялся: — Ахах-ха-ха!
Френ просто самодовольно ухмылялась. Мэнни откашлялся.
— Итак, э, где этот паб? — спросил он торопливо.
— Он называется "Дырявый котёл", — сказал Бернард, явно чувствуя себя совершенно нормально, вышагивая по оживленной улице в центре Лондона в мантии. — Конечно, он видим только тем из нас, кто является частью волшебного сообщества.
— Я вижу его, — сказала Френ.
— И я, — сказал Мэнии. Он учтиво показал на знак через улицу: — он вон там.
— Он также виден тем, в ком достаточно решимости напиться, — добавил Бернард.
Они вошли в паб. Он был маленький, очень тёмный и грязный; отстой по меркам большинства людей, но твёрдая "семёрка" по шкале Бернарда "места, где можно напиться". Там был плешивый малый за стойкой и небольшая кучка людей, которые выглядели как обычные завсегдатаи любого паба, разве что более эксцентричные в выборе одежды. Была группа мощных бород, которая заставила Мэнни пожелать прикрыть свою, чтобы не заработать проблем с самооценкой.

В момент, когда они трое зашли, все разговоры замерли и все уставились на них.
Бернард, на которого так реагировали почти все, кто когда-либо встречал или слышал его, безмятежно прошествовал к бару. Бармен оправился от шока и улыбнулся извиняющейся улыбкой, вытирая стойку тряпкой.
— Право слово, вы меня ужасно напугали, — сказал он. — На секунду я мог бы поклясться, что в дверях стоит Сириус Блэк.
Мэнни понятия не имел, кто это, но судя по тому, что разговоры только начали восстанавливаться, это сходство не обязательно было хорошей новостью. Он нервно хихикнул.
— О, нет, э, он Бернард, — поправил он.
Эффект был поразительный.
— Бернард Блэк! — крикнул кто-то, а кто-то еще издал придушенный вопль. Три пожилых леди, отчаянно толкаясь, пытались нырнуть под один стол. Маленький человечек, куривший большую трубку, подавился и выкашлял три зелёных кольца дыма.
— Ну, они определённо его знают, — сказала Френ Мэнни.
Бернард игнорировал хаос за своей спиной.
— Хозяин! — сказал он повелительно. — Три шота Старого Особого "Winthropp's", — он глянул по сторонам на спутников, как если бы только что вспомнил об их присутствии. — И Черносмородиновый Ром для леди, — добавил он.
— Эй, а что насчёт меня? — сказал Мэнни.
— И сливочное пиво для тролля, — сказал Бернард неохотно.
— Эй! — сказал Мэнни, но не очень громко, так как на самом деле был довольно возбуждён возможностью попробовать волшебную выпивку.
Хотя был вполне уверен, когда получил её, что в этом сливочном пиве даже меньше алкоголя, чем в шенди.И всё равно это было вкусно — как горячий шипучий "Werther's Original" — и, как бы то ни было, кто-то должен был быть достаточно трезв, чтобы указывать направление, когда они трое покинули паб через заднюю дверь.
— Галлеон! — Бернард всё ещё ворчал, когда прокладывал свой непрямой путь через маленький захудалый дворик. — Один галлеон! Это грабёж!
— Нет, Бернард, — терпеливо сказала Френ, — грабежом была та часть, когда ты пытался вызвать бармена на дуэль, чтобы избежать платы.
— Он должен был принять вызов! Трус. Спорю на кнат, он был в Хаффлпаффе.
— На что? — сказал Мэнни встревоженно.
— Это волшебные деньги, Мэнни, — успокоила его Френ. Она повернулась к Бернарду: — И не похоже, что у тебя их недостаточно, — сказала она, толкая его под руку. — Где ты хранил все эти золотые монеты? Магазин грабили по крайней мере три раза.
— Где любой уважающий себя человек хранит крупные суммы денег, — сказал Бернард. — В ящике с нижним бельём.
— Аа, — сказал Мэнни. Ни один даже самый отчаявшийся вор не стал бы заглядывать туда. Даже носящий противогаз.

Бернард остановился перед стеной в конце дворика, уперев руки в бока. В попытке стоять ровно он всё ещё слегка качался. Мэнни было интересно, что же это были за шоты, которые он заказал, что произвели такой эффект даже на организм Бернарда. Бернард был известен тем, что мог проглотить полный глоток уайт-спирита.
— Зачем мы здесь, Бернард? — сказала Френ, сутулясь устало.
— Шшш! — сказал Бернард серьёзно. — Я... сосредатачиваюсь.
Беззвучно шевеля губами, он долго изучал стену, а потом торжественно потянулся и ткнул в один из кирпичей кончиком своей палочки. Палочка согнулась в середине, где Мэнни исполнительно замотал её липкой лентой, но больше ничего не произошло. Бернард попробовал соседний кирпич, потом один ниже, а потом замахнулся палочкой на стену в бессильной ярости. Это ничего не дало.
— Нужно волшебное слово? — предположила Френ с ухмылкой.
— Да! — Бернард нагнулся и приблизил лицо вплотную к стене. — Откройся, — сказал он, — или я вспомню игру, в которую играл, когда был маленьким беззаботным ребёнком, с моими прелестными маленькими пухлощёкими друзьями, под названием "кто выше пописает на стену".
Стена видимо вздрогнула и быстро раскрылась, обнаруживая сводчатый проход на извилистую мощёную улицу. Мэнни подпрыгнул от удивления.
— Ааа! Ворота в волшебное королевство неземных наслаждений! — сказал он.
— Магазины... — простонала Френ как зомби, наклоняясь вперёд, как будто притягиваемая некой странной гравитацией.
— Никаких туфель! — выкрикнул Бернард.
— О, только одну пару? — взмолилась она. — Мне нужны туфли для встречи с волшебными адвокатами! Я не могу просто пойти в моих обычных туфлях-для-встречи-с-адвокатами! А что, если нас пригласят на вечеринку? Или на импровизированный джазовый концерт? Или нам придётся спасать козла, застрявшего в грязи? Мне нужны ботинки, Бернард! Просто дай мне купить пару элегантных туфель и сандали и вечерние туфли и спортивные и...
Бернард дал ей пощёчину.
— Успокойся! — скомандовал он. — У тебя истерика!
— Ай! Бернард! — она дала ему пощёчину в ответ.
Он отступил, прижав руку к щеке с шокированным, растерянным видом обиженного ребёнка.
Мэнни подпрыгивал на месте от нетерпения.
— Можем мы пойти посмотреть волшебные магазины сейчас, Бернард? Можем?
— Да, — сказал Бернард, восстанавливая свое обычное язвительное спокойствие. — Может быть, если ты будешь очень хорошо себя вести, я куплю тебе шарик, — и пошёл вперёд.

Мэнни пялился на все магазины, разинув рот. Как будто все сказки, что читала ему Му-Ма, когда он был ребёнком, воплотились в жизнь. Там были магазины, продающие котлы, гоночные мётлы, нижнее бельё... ладно, может быть, эти были не так впечатляющи. Но на некоторых носках картинки двигались! Он уже хотел умолять о паре с маленькими драконами, пока ему не пришло в голову, какая это была бы жестокость — принести что-то такое прекрасное в дом, в котором живёт Бернард.

Сам Бернард шагал со своим обычным грозным мрачным видом мимо всех этих чудес, исключая книжный магазин, "Flourish&Blotts", который удостоил бурной тирады:
— Посмотрите на это! Оконные витрины! Реклама! Нигде не спастись от этой заразы? Я вижу цвета! Психоделические цвета! Никому не нужны цвета в книжном магазине. Это разрушает понимание!
— Я думаю, это выглядит вполне мило, — сказала Френ мягко.
— Я бы покупал здесь книги, — с кивком согласился Мэнни.
— Именно! — сказал Бернард, выглядя ужаснувшимся. — Это привлекает такой сброд, как вы! — он закрыл Мэнни глаза и потянул его дальше. — Не смотри! Это ловушка!
Но Мэнни всё-таки смог ухватить основную тему на витрине:
— Эй, это всё о Гарри Поттере, — осознал он.
Изображение постоянно испуганного молодого человека в очках и с зубчатым шрамом усеивало всё, и обычно он выглядел, как будто пытался спрятаться от камеры. Часто буквально: фотографии были движущимися, и изображение Поттера ныряло за рамку или пряталось за другими людьми.
— Ты не говорил нам, что мы встретимся со знаменитостью, Бернард, — сказала Френ.
Бернард фыркнул.
— Знаменит тем, что остался жив, когда был ребёнком, не очень впечатляюще, я бы мог сделать то же самое, — сказал он.
— Здесь говорится, что он также победил Тёмного Лярда, — Мэнни взглянул ближе, — Тёмного Лорда, — поправился он. — Он Избранный и спаситель волшебного мира. И играет в квиддич, — что бы это ни было.
— Да, но что он сделал, чтобы покончить с бедностью в мире, я тебя спрашиваю? — сказал Бернард.
— Если он так знаменит, там могут быть папарацци, — сказала Френ, проворно доставая зеркальце и растрёпывая свои волосы в новом порядке, который подозрительно походил на старый. — Мы должны купить тебе новые мантии, — она попыталась направить их в сторону магазина под названием "У мадам Малкин".
— Что не так с этой? — сказал Бернард с негодованием, глядя вниз на изношенную кромку и рукава, которые едва прикрывали локти.
Бернард мог бы не заметить смущающего состояния своей одежды, даже если бы оно укусило его за задницу — на самом деле, его низкие стандарты относительно гигиены одежды, возможно, и объясняли его общую нечувствительность к вещам, кусающим его за задницу, — но Мэнни определенно чувствовал себя несколько уязвимым, разгуливая по улице в банном халате. С тех пор как они повернули на эту торговую улицу, люди начали казаться одетыми лучше. Ну, по крайней мере лучше в смысле денег, если не хорошего вкуса.

Адвокатская контора, в которую они пришли, располагалась на среднем этаже высокого узкого здания между фирмой, которая обещала "Магические Уроки Музыки — научись играть за пять минут!", и другой, которая продавала путешествия ("Готовые портключи в более чем тысячу мест!").
— О, это Катберт, Маугрим, Сквибл и... Блэтч! — сказала Френ, хлопая себя по лбу. — Теперь я чувствую себя глупо.
Они вошли в холл, где молодая блондинка в ярко-розовой мантии проигнорировала их в пользу разговора с ручным зеркальцем:
— Я знаю! И Магдалена Мерритод говорила мне, что она шла с Джорданом, но кузина сестры Лизы видела её выходящей от Мадам Паддифут с братом Аманды Свифт — ты помнишь его, он был в квиддичной команде Равенкло... Да, я знаю!

После нескольких попыток привлечь её внимание, которые начинали превращаться в интерпретативный танец, они сдались и направились к хлипкому лифту в углу. Как только они оказались внутри, решётчатые двери с дребезжанием закрылись, и лифт начал подниматься.
— Откуда он знает, что мы вошли? Откуда он знает, куда мы едем? — спросил беспокойно Мэнни, хватаясь за стенки.
— Эт' магия, — невозмутимо сказал Бернард.
Мэнни вцепился еще крепче.
— Но что, если оно решит убить всех этих глупых людей?
— О нет, я бы никогда такого не сделала, дорогой, — произнёс "мамский" голос из ниоткуда.
— Ааа! — Мэнни съёжился на полу.
Он всё ещё корчился на полу минутой позже, когда двери лифта открылись, выпуская их навстречу разношёрстной группе людей. Одним из них был знаменитый Гарри Поттер, ненамного взрослее, чем на школьных фото в витрине книжного магазина. Рядом с ним была женщина постарше со строгим лицом и длинными седеющими каштановыми волосами, держащая ребёнка с удивительно похожей причёской и глазами, постоянно меняющими цвет от тёмно-красного до зелёного. Довершал группу крошечный сморщенный человечек с очень тёмными глазами и нечеловечески длинными пальцами. И больным взглядом адвоката, вынужденного взаимодействовать с клиентами лицом к лицу.
Глаза Гарри мгновенно остановились на Бернарде.
— Вы, должно быть, кузен Сириуса, — сказал он.
Глаза ребёнка, с другой стороны, сосредоточились на Мэнни, и он немедленно начал отращивать буйную бороду. Женщина, державшая его, не казалась смятенной этим тревожным случаем ускоренного взросления, вместо этого одаряя холодным взглядом Бернарда.
Тот ответил таким же сердитым ядовитым взглядом.
— Кузина Анди, — сказал он с таким презрением, которого обычно удостаивались люди, спрашивавшие, есть ли у них секция графических новелл.
Берни, — ответила она с таким же поддельным дружелюбием.
Френ тихо дрожала в углу, чуть не писаясь от смеха.
Высохший человечек нетерпеливо прочистил горло.
— Теперь, когда все стороны присутствуют, — сказал он тонким, пронзительным голосом, — возможно, мы могли бы начать?

Он указал дорогу в ближайший кабинет, который оказался разочаровывающе обычным. Видимо, нудность адвокатов превосходит даже существование магического мира чудес; всё содержимое комнаты состояло из внушительного стола и рядов книг, которые выглядели такими скучными, что даже Бернард позволил бы покупателям взять их.
Гарри проследовал за Мэнни и Френ в комнату.
— А вы должно быть... друзья Бернарда? — осмелился он, запнувшись на подборе определения.
— Сосед по квартире, — объяснил Мэнни.
— Нянька, — сказала Френ.
— Неблагодарные, — сказал Бернард. Трудно было сказать, было ли это его вкладом в список или просто обычным оскорблением.

Адвокат сухо кашлянул и развернул свиток пергамента.
— Теперь, — сказал он, — что касается распоряжения имуществом мистера Сириуса Блэка, было постановлено, что предыдущие условия, предусмотренные Домом Блэк относительно имеющих право наследников, не имели законной силы, и так, в соответствии с положениями волшебного закона...
Мэнни стремительно заснул с открытыми глазами.

Он проснулся, когда Френ жестоко ткнула его локтем в бок.
— Начинается! — сказала она взволнованно.
Мэнни повернулся и увидел, как большой ящик сам по себе величественно вплывает в комнату и приземляется на стол. Он отпрыгнул в удивлении.
Адвокат нетерпеливо кашлянул.
— В соответствии с завещанием мистера Блэка, — сказал он многозначительно, ясно давая понять что выставит им дополнительный счет за повторение, — этот ящик составляет наследство, которое должно было изначально отправиться мистеру Блэку, так как воля, о которой идёт речь, не была признана недействительной, и таким образом удовлетворяет в полной мере обязательства, которые наследство Сириуса Блэка имеет по отношению к нему.
— Давай, Бернард, открывай, открывай! — сказала Френ нетерпеливо.
— Конечно, — сказал Бернард и применил свой обычный метод открывания винных бутылок и доставки из магазинов, а именно — смотреть на них, пока кто-нибудь другой не сделает это за него. Обычно это была работа Мэнни, но Гарри шагнул вперёд прежде:
— Позвольте мне, — сказал он. — Просто на случай, если там какие-нибудь опасные сюрпризы, — он взмахнул палочкой, что, Мэнни вынужден был признать, выглядело гораздо более впечатляюще, чем жалкие упражнения Бернарда. Не то чтобы он делал бизнес на изучении волшебных палочек других людей. — Алохомора!
Крышка ящика подскочила, и Гарри направил её в сторону, чтобы взмахом палочки аккуратно положить на пол рядом со стеной.
Мэнни развлекся короткой фантазией о том, какой бы была жизнь в магазине, если бы Бернард восстановил свои способности к магии.
Потом его посетил короткий, более реалистичный кошмар о том, на что это было бы похоже. Ну ладно, может и нет.

Они заглянули в ящик.

Он оказался наполнен книгами. Ну, наверное, книгами. Эти конкретные экземпляры были различным образом связаны, закованы в цепи, скреплены скобами или (в одном случае) наглухо запаяны. Ничто из этого не выходило за рамки обычного обращения Бернарда с книгами, которые каким-то образом оскорбили его своим существованием, но эти активно сопротивлялись лишению свободы. Страницы шуршали, потрескавшиеся корешки натягивались, обложки поднимались и падали в неугомонных попытках сбежать. Над коллекцией витал дух угрозы, намекавший, что любой, кто протянет руку в коробку, будет счастливчиком, если получит её обратно.

— Моя детская библиотека! — сказал Бернард, наклоняясь, чтобы с ликованием изучить книги. — Ядовитая Книга Ядов! Жестокие слова! Чавки! — он пробежал пальцами по корешку одной из особенно тщательно связанных книг, и та задрожала, как щенок в наморднике, который жадно хочет что-нибудь пожевать. — Снова вместе наконец! О, как мы повеселимся, играя со счастливыми маленькими детьми, которые придут в магазин.
— Ээ, — сказал Гарри неуверенно.
— О, не беспокойтесь, — поспешил заверить его Мэнни. — Он никогда всерьёз никого не покалечил.
— Насколько мы знаем, — сказала Френ.
— Насколько мы знаем. И я уверен, тот факт, что мистер Харрисон пользуется сейчас тростью и кричит, когда проходит мимо магазина, просто совпадение!
— Большинство людей кричат, когда проходят мимо этого магазина, — сказала Френ, серьёзно кивая.
— А некоторые бегут, — и они улыбнулись самым невинным образом.

~*~

Несмотря на их улыбки, им в конечном счете позволили покинуть адвокатов с ящиком книг, который Бернард заставил нести Мэнни.
— А твой домашний эльф не может сделать это? — проворчал тот.
— Я думала, ты против порабощения невинных существ для выполнения грязной работы, — сказала Френ.
— Да, поэтому я и не понимаю, почему я должен нести их!

Они вернулись в магазин, внутри которого словно взорвалась бомба.
— Ах, превосходно, — сказал Бернард, отпирая дверь, чтобы впустить их внутрь, и демонстративно запирая её снова перед потенциальными покупателями, скопившимися снаружи. — Ничего не тронуто.
Он немедленно нашёл бутылку вина, припрятанную за руководствами по самостоятельному преодолению алкогольной зависимости.
— Пиббли! Открыть! — скомандовал он, поднимая её.
Не было никакого ответа, кроме далёкого грустного скрипа.
— Возможно, у него выходной, — сказал Мэнни.
Бернард посмотрел сердито.
— Выходной? Выходной? Ты спятил? Ты не можешь давать домашнему эльфу выходной, когда вздумается! В следующий раз ты посоветуешь платить им.
Вообще-то это объясняло многое из его условий найма, если подумать.

Они наконец нашли Пиббли во время своих попыток разыскать еще бокалов для вина. Эльф съёжился в углу шкафчика под раковиной, завёрнутый в тряпку для посуды, и крутился взад и вперёд рядом с набором чистящих средств, на котором начали расти грибы.
— Грязь — это хорошо, — бормотал он себе под нос. — Пиббли не должен чистить. Грязь — это хорошо. Пиббли не должен чистить, — он издал мелкий трескучий смешок, который затерялся в болтовне.
— Видишь? — сказал Бернард своей сигарете и пожал плечами. — Он в полном порядке.
Он потянулся за спину дрожащего эльфа, чтобы достать стакан, который был подставлен под капающие трубы, и снова захлопнул дверцу шкафа.

— И что, это всё? — спросила Френ с огорчённым вздохом, когда они вернулись в переднюю часть магазина. — Мы посетили мир волшебства и всё, что получили, — травмированный домашний эльф и несколько убийственных книг?
— Конечно, нет, — сказал Бернард.
— Совершенно верно, — сказал Мэнни, серьёзно кивая, — у нас всё ещё есть великолепный, внушающий благоговение опыт, нетускнеющая радость знания, что что-то действительно чудесное существует за пределами наших банальных земных жизней.
— Это и бутылка огневиски, которую я украл из "Дырявого Котла" на обратном пути, — сказал Бернард, с шуршанием доставая её откуда-то из-под своей мантии. Он откупорил её и с ностальгией вдохнул разлившийся запах растворителя с добавлением серы. — Ах, но это замечательно — вспомнить молодость, — он поднял бутылку ко рту и сделал глоток.

~***~


изображение

@темы: Black Books, fanfiction, Бернард Блэк, Мэнни Бьянко, Фрэн Катценджаммер

Комментарии
2015-04-04 в 17:43 

Арчибальд Сидорыч Котофейкин
черепай меня большая покатаха!
это прекрасно! не люблю кроссоверы чего бы то ни было, но этот прочитала на одном дыхании! :hlop:

2015-04-04 в 17:48 

squirrel-alx
я собираюсь жить вечно. пока все идет хорошо.
Арчибальд Сидорыч Котофейкин, спасибо! :shuffle:
а я не фанат ГП :gigi: но это просто слишком здорово сделано ))

   

Книжный магазин Блэка

главная